Обратите внимание: сейчас вы видите сайт с отключенным оформлением, так как ваш броузер не поддерживает CSS, либо вы отключили его поддержку.

Праздники: Пейсах

Дата проведения: 5—13 апреля

Скоро евреи будут праздновать праздник Пейсах — главный во всей череде еврейских праздников. Из четырех праздников, заповеданных евреям Торой — он назван первым и это, очевидно, не случайно.

Событие, которое отмечается этим праздником, не несет, на первый взгляд чего-то откровенно героического — всего на всего это выход евреев из Египта, где они пребывали в рабстве у фараона и были замордованы непосильной работой. Ну, понятно, что это — счастливое событие. Однако вопрос остается — почему оно должно было впитаться в каждую душу на три тысячи лет и еще с крупным гаком? Почему до сих пор каждый еврей в этот праздник обязан задуматься: а вышел ли он сам из Египта? Ну прямо тебе, как классический советский плакат с указующим перстом: «А ты вышел из Египта?» Все ли евреи могут встать сейчас перед этим перстом, не отводя глаз? В чём вообще здесь смысл?

Известно, что евреев в Египет никто не угонял. Они сами туда пришли — так было задумано свыше. Прежде чем стать народом, избранным Б-гом, евреи должны были пройти через века рабского состояния. И проблема рабства не в тяжелой работе, не в подчиненности кому-то другому, не в каких-то запретах. Во всяком случае, не только в этом и не столько в этом. И в наши времена известны личности, которых не могли сломить ни тюрьма, ни лагерь, которые и за решеткой или колючкой оставались свободными и не сломленными — не рабами!

Проблема рабства или неволи прежде всего в том, что они могут проникать в кровь и душу человека, становиться привычным образом жизни — привычным и даже желанным. И евреи должны были пройти через рабство именно для того, что бы получить прививку против этого искуса — легко и с радостью подчиняться другой силе, чему-то или кому-то земному. Без преодоления этой тяги к рабскому подчинению нельзя было бы стать народом избранным, народом, несущим всем другим идею Единого Бога.

А ведь как раз так в Египте и было. В Торе — святой книге евреев (у христиан она называется «Пятикнижие Моисеево») — записано, как однажды скачком поднялся урок (т. е. задание) для евреев по выделке кирпичей. Так поднялся, что стал практически невыполнимым, но спрос с евреев шел таки по полной мере, по полному заданию. Поясним тут, что Тора, предназначенная для всех — книга очень концентрированная. Есть еще Устная Тора, значительно более объемная и потому доступная более узкому кругу ученых, специально ею занимающихся (у евреев такие ученые называются раввинами или равами). Устная Тора существенно расширяет и поясняет многое из того, что в Письменной Торе вынужденно изложено очень конспективно.

Так вот, Устная Тора расшифровывает, как происходил этот скачок задания. Осветим данное событие тут, используя некоторые понятия из более близких к нам времен.

Дело было так. Однажды, прекрасным утром, фараон объявил коммунистический субботник. И показал евреям пример, выйдя на него сам — ну, просто как будто подставив свое плечо под бревнышко на исторической фотографии нашего первого субботника. И евреи, воодушевленные этим примером (Сам фараон с нами! Уррра!) на волне энтузиазма далеко перекрыли все предыдущие показатели изготовления кирпичей за день. И счастливые, утомленные, уверенные, что завтра увидят себя на доске почета, приколоченной к самой высокой пирамиде, разошлись спать.

Завтрашний день оказался далеко не таким приятным. Наутро они уже не увидели во главе себя вчерашнего фараона. Зато стояли надсмотрщики с плетками, объявившие им, что количество кирпичей, выделанное ими вчера, отныне устанавливается как норма на каждый день — таков указ того самого фараона, столь вдохновившего их на трудовые подвиги.

Вот и урок рабства — рабского состояния души, когда нехитрыми приемами из раба можно вить веревки, а он еще будет восторгаться той силой, которая им правит. До чего ж это нам знакомо по временам уже намного более близким!

К счастью для евреев (или же по воле высшего провидения) в их среде было заложено некоторое противоядие — некая закваска, которая дала возможность народу в конце-концов стряхнуть с себя рабское наваждение. И эта закваска была одним из колен израильского народа — колено Леви не пошло на этот субботник. Оно вообще не занималось материальным производством — его сферой была духовность. Это колено священническое — его уделом было изучать Тору и нести этот свет остальным коленам. (Кстати говоря, различные Левинсоны, Левины, Левитаны и т. д. есть потомки именно Леви). И как раз из этого колена были Моше (Моисей — по христиански) и Аарон, которые вывели евреев из рабства не только физического (египетского), но еще и духовного.

Впрочем, из физического рабства евреи как бы действительно были выведены. А вот из духовного им пришлось выходить самим — каждому самостоятельно. Здесь Моше с Аароном могли только побуждать, действовать примером. Как был сделан первый шаг в этом направлении, опять же прямо изложено в Торе, в книге Шмот (Исход) и напрямую имеет отношение к празднику Пейсах.

Известно, для того чтоб фараон добром отпустил евреев, на него и вообще на Египет пришлось насылать по очереди десять казней. Девять из них падали на египтян прямо от неба — Моше только предвещал их фараону. А все прочие евреи просто оставались в стороне. То есть Б-г как бы действовал за народ Израиля, его самого никак не привлекая. Но так недолго и до потребительского отношения — а пусть всегда все делается за меня! И без меня! Ну, и можно ли при этом выйти из духовного рабства?

Положение изменилось, когда настало время десятой казни — гибели всех египетских первенцев. По-прежнему сама казнь осталась в руках Высших сил. Но от евреев было потребовано принести в пасхальную жертву ягненка и его кровью помазать притолоку двери со стороны улицы. Озвученный в Торе повод для этого действия был таков: когда ангел смерти пойдет по городам и селениям уничтожать египетских первенцев, на еврейских домах должен быть знак — куда ему заходить не надо. Кровь пасхальной жертвы и должна быть таким знаком.

Причина как бы на поверхности, однако, при небольшом размышлении становится ясно, что она сама — поверхностная. Ну в самом деле — почему предыдущие казни не затрагивали еврейские дома без всяких знаков, а тут вдруг они понадобились? Б-г или его посланец и так все видят насквозь — кому же нужны эти знаки? Оказывается — самим евреям.

Ситуация-то была прежняя — с рабством в душе. В быту это рабство проявлялось, как старание евреев внешне не выделяться среди египтян, быть такими же как они — зачем, мол, раздражать антисемитов, накликивать беды на свои головы. Мы-де будем как нам положено молиться Единому Б-гу у себя дома, за закрытыми ставнями, а внешне пусть уж нас не смогут отличить от этих идолопоклонников. Хорош избранный народ? Вот те и пример для остальных народов — язычников.

Именно поэтому перед исходом из рабства физического каждый еврей должен был сделать шаг из духовного рабства. Помазать притолоку кровью священного для египтян животного, и помазать её именно со стороны улицы, это значило, открыто заявить: да, я другой, чем вы, я верю в Единого Б-га и не боюсь эту веру обнародовать!

Не все потомки Авраама на это решились. Кто не решился — из Египта не вышел, слился с идолопоклонниками. И незачем ему было уходить — он остался духовным рабом, перестал быть евреем.

Вот поэтому каждый еврей и должен спросить сам себя — вышел ли я из Египта, или таки, все еще сижу там? И все три с гаком тысячи лет евреи в Пейсах задают себе этот вопрос.

Это что касается внутреннего состояния души в этот праздник. А внешнее ее проявление — это замена хлеба на мацу во все восемь дней праздника. В спешке выходя из Египта, евреи унесли с собой тесто, не успевшее взойти. И пекли его таким на горячих камнях в пустыне, получая то, что сегодня и называется мацой. Одновременно с символом исхода это одновременно и символ уничтожения гордыни в душе. Евреи шутят: маца — это та же сдобная булка, только без вспухшего самомнения. Впрочем, тысячелетние привычки становятся потребностью — евреям маца просто нравиться, несмотря на всё её «придавленное самомнение».